• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
05:04 

[you don't need external enemies]

es ist alles wieder offen
Всю свою жизнь я невероятно тщательным образом маскировал то, что думаю. Обо всех людях и о каждом явлении; о любых событиях и предметах.
Обо всем. Всегда.
Для меня мысль о том, что люди реально часто говорят то, что у них на уме - была немыслима.
Вот я её и не мыслил.
Если бы я сам не чувствовал себя плохо из-за того, что я заперт и изолирован в стенах своего разума от внешнего мира - я бы не сделал себя честнее, не начал так часто говорить то, что в самом деле думаю.
И, соответственно, никогда бы не заметил информацию о том, что так делают какие-то другие люди. Не воспринял бы всерьёз. Оставался бы глух к любым аргументам.
Ведь кто же всерьёз говорит то, что он думает, хаха?
Но вообще это звучит вполне логично. Ведь не все люди обладают богатым воображением. Да что там; когда я учился в школе, почти никто в классе не мог написать даже завалящего сочинения, пока я строчил свои то в проникновенной стихотворной форме, то несколько штук за раз, за себя и за красивую одноклассницу.

"It takes the truth to fool me", очень точно поется именно в той песне. И это смешно; это странно; это ограниченно и эгоцентрично с моей стороны, но я почему-то именно такой, какой есть. И почему-то это проявляется в каждой детальке моего существования, на всех уровнях, больших и малых; пронизывает собой все мое мироздание и пролезает в чужие реальности через мое поведение и мои слова. Основанные на глубинном убеждении в том, что все люди - своевольные, эгоистичные и расчётливые мерзавцы, и днём и ночью измышляющие сложные схемы по моему физическому умерщвлению и психологическому разрушению. Да, и конечно же - все думают только обо мне. О чем же им ещё думать, если в их жизни когда-то промелькнул на краю зрения, на долю секунды - сам Я?

@темы: [u knew from the start u could never belong], [oh hell], [c]

02:22 

[the line between human and inhuman]

es ist alles wieder offen
Клацая зубами, голодный зверь в моей голове поедает мысли, поедает смыслы. Поедает события, имена, даты и названия.
Вот я что-то понял - и вот я опять белый лист. Вот я что-то помню - а вот дневник памяти снова чист.
Я оставлял два месяца назад рис в холодильнике, но сейчас ковш пуст. Куда он делся? Я выбросил его? Но почему тогда не убрал ковш?
Я принимал таблетки только что? Или мне показалось? Нужно ли принимать их теперь?
Я стирал вещи? Я закрыл входную дверь?
Жаль еды, которую приходится выбрасывать. Я забываю - когда она попала ко мне? Неделю назад? Несколько недель? Месяц? Два?
Я споткнулся о провод и холодильник стоял отключенным - но как долго? Протекал бачок - двое суток? Трое? Десяток? Сколько воды могло убежать за это время?
Я опять проваливаюсь во времени. Или я не переставал вовсе?

@музыка: Current 93 – Anyway, People Die

@темы: [i'd just rather shut up and say nothing], [oh hell]

19:53 

[concentrate; focus, we are better than you]

es ist alles wieder offen
Поднялся пронизывающий ветер, кинул горсти песка в лица прохожих. Бьются о стекла ветви, со скрипом оставляют царапины. Облака, как большие сладкие пломбиры, тают от теплого, но уже еле слышного дыхания солнца. Скоро придут взмокшие тучи и, бессильно споткнувшись о стальные дымоходы, выронят дождь из вспотевших ладоней.
Мир отражается сам в себе, хватаясь прутьями ободранных абрикосов за порыжевшие закатные стены. У окна спальни раскрылись "золотые шары", ярко-желтые пятна рудбекии.
Я устаю смотреть на театр света и теней раньше, чем вечер начинает тушить слепящие отблески драконьей звезды.
Hello, september.

@музыка: Pagoda – Sadartha

@темы: [selling needles], [suicidal crazed lions]

19:46 

[down in the ditches of a friendly sea]

es ist alles wieder offen
Я никогда не чувствовал удивления, но всегда охотно употреблял это слово, характеризуя то, что обычно не додумываешься предвидеть.
Собственно, я не знал, что удивление вообще чувствуют.

Почему уже почти год тикают часы с недвижными стрелками?
Темнота. Я давлю на глазные яблоки, ожидая падения потолочных плит.
"Люди не меняются. Под действием различных обстоятельств лишь ярче видно то, что уже было в них изначально."(с)
- Ты просто неверно понимаешь перемены.
"То, что важно для нас с тобой - не меняется. Мелкие штрихи, оборки и замену пуговиц можно не брать во внимание."
- Тогда как так получается, что комфортные прежде люди - становятся некомфортными?
"Иногда всё впечатление держится на одних только пуговицах."
- Почему ты не любишь людей?
"Я люблю их - настолько, насколько вообще уместно использовать это слово в разговорах о моих чувствах."
- Что ты чувствуешь?
"Я чувствую тепло, жар и холод, голод, сытость и боль."
- Ты знаешь, о чем я.
"Я чувствую Зависимость и Ответственность."
- Ты здесь, чтобы мы помнили.
"You want to change the world, but it is in vain, people do not change." (c)
Тишина. Лишь стрекочет еле слышно домашняя техника.
Dare ga?..
Под каждым веком - гнездо ос. Звезда по имени "полынь" жжёт меня изнутри.
Тишина.
- People don't change.
"Кто это сказал и о чем?" (с)

@темы: [c], [what are we doing here Wilson?]

16:42 

[slip through your hands like liquid]

es ist alles wieder offen
- Работа, работа, работа-дом, дом-работа... Так и живём.
Я даже не знаю, как мы узнали друг друга - с первого взгляда, метров за двадцать, через забор. Кивнули головами. В последний раз мы виделись больше десяти лет назад. И, как мне казалось - сильно изменились за это время.
Он стоял со сложенными на груди руками и разглядывал внутренности гаража, когда я подошел. Я постоял рядом. Тоже повглядывался. Он вскрыл пол, вскопал его и выкладывал из кирпичей смотровую яму под автомобиль. С весны.
- Любуешься на плоды своих трудов?
- Ага...

Вообще-то он не был моим братом. Дед, устав от бесчисленных свар и драк с моей бабушкой, развелся и женился во второй раз. К тому времени у его свежей суженой уже была дочь - глухая тихая девушка, которая через много лет родит моего не-брата и ляжет в психиатрическую клинику.
Воспоминаний о нем у меня почти нет. Помню, мы играли в солдатиков, расставляя и двигая войска по всей территории двора. Это была такая игра, о которой потом вспоминаешь годами и мечтаешь воспроизвести полученное удовольствие вновь. Мы играли до сумерек, и я был по-настоящему увлечен.
Помню, сняли платья с чьих-то коллекционных кукол и, вызвав у окружающих панику, засунули в них котят. "Так же нельзя!" Маленькие фурри и родственники испуганно кричали и плакали так, что делалось ещё веселее.
Котят у них всегда было вдосталь. Он со смешком осведомился, нужны ли мне они. Редко бывало, чтобы люди, задавая мне этот вопрос, всерьез надеялись на положительный ответ. Хотя сейчас я почти пожалел о том, что не люблю и не хочу заботиться о животных - их питомцы этого поколения абсолютно белы и бесшумно летают по пространству, словно маленькие арктические призраки.
Ещё помню, что он скрутил из толстой металлической проволоки очки для игрушки, с которой я одно время не расставался. Ярко алый зверь неизвестного науке вида, с паскудным выражением на круглой ухмыляющейся морде. У взрослых этот мутант вызывал ужас и отвращение. Очки сделали зверя не только ещё уродливее, но и, магическим образом - интеллигентнее. Потерялись они быстро, но мне все равно было приятно. Я помню их наощупь, серую прохладную шероховатость и тугие изгибы узлов.
Когда я был ребенком, я думал, что он старше меня на добрый десяток лет - вспоминая единственное общее фото, легко догадаться, что действительная разница совсем невелика. Теперь мы одного роста и одинаково кривим лица в улыбках без повода и без чувств, говоря о плохом и хорошем.
Кажется, что мы даже внешне похожи, хотя он уже заметно шире меня. Конечно, оно не очень удивительно, если брать в расчет то, что часть наших предков родом из одной местности. Но, думаю, дело больше во внимательных глазах, немного нахмуренных бровях - ровно настолько, чтобы взгляд казался озабоченным и недружелюбным.
Мать рассказывала - когда ему предложили работу в милиции, он ответил:
- Да вы что, как я туда пойду? От меня же все друзья откажутся.

Мы почти не общались, и, может, только благодаря этому у меня остались лишь славные впечатления.
Я бы хотел помнить больше хорошего - но для этого мне обычно надо видеть людей как можно реже. Или перезагрузить мозг, оборвав линию жизни.
Жаль, что я не верю в перерождения.

@музыка: Владимир Высоцкий – Удобная религия

@темы: [all the right people mean nothing to me], [i'll read you a story]

18:50 

[I didn't ask to be not right]

es ist alles wieder offen
Пришел в сознание, лежа в стынущей мутной воде. Горели линии на ладонях, словно я соленой водой промыл пламенеющие кровью полосы на вскрытой лезвиями плоти.

Я себя хорошо стригу - волосы дыбом, в разные стороны, набок и вверх, клочковатая оборванная пшеничная грива. У моих сверстников лица страдальцев и подлецов, морщины жадно изгрызли кожу и глаза пыльные, выцветшие. А меня все ещё принимают за подростка. Стою у зеркала, разглядываю сомкнутые на переносице брови, пытаюсь сделать над собой усилие - расслабить сведённое судорогами отвращения забрало и продлить магию Питера Пэйна.
Я не максималист, когда речь заходит о людях - я экономлю время.
У меня его уже не так много осталось.

Раз за разом я просыпаюсь от гнетущей боли, но никогда не возвращаюсь в себя окончательно.
На выходе из страны грёз квардейцы королевы Мэб снова ловят меня и, привязанный к железному креслу, я вновь вынужден смотреть один и тот же фильм, стоящий на повторе.
Блестящий корпус усилка и таинственные металлические переливы ручек переменных резисторов. Изласканная солнцем поверхность колыбели звука.
Старая деревянная мебель с ободранным лакированным покрытием,
свечение белого тюля, стекающего с подоконников.
Покрытые рыжей краской ступени в сенях, ещё свежо и пронзительно пахнущие дурманящим ацетоном,
груда вытертой обуви у растресканного порога.

Воспаленные веки дрожат мотыльками, летящими в ядовитый водоворот памяти,
на поклонение призрачному мерцанию луны, покровительницы мертвых.

@музыка: Francis Rimbert – Les Annees Carosse

@темы: [selling needles], [pain is hilarious], [i'd just rather shut up and say nothing]

03:17 

[fiddle with your rosaries]

es ist alles wieder offen

@музыка: Tom Lehrer – Lobachevsky

@темы: [c]

22:52 

[we'll murder them all amid laughter and merriment]

es ist alles wieder offen
Отец сидит за обеденным столом и чистит рыбу. Ему скучно. Он хочет, чтобы я его развлекал.
- Какое животное самое опасное?
Мне 4 года. Я с воодушевлением отвечаю:
- Волк! - я обожаю волков.
- Нет. Следующий вариант?
- Ягуар! - мне нравится слово "ягуар". На тот момент я плохо себе представляю, чем они отличаются от леопардов.
- Нет. Дальше.
- Крокодил, - говорю я, размышляя, являются ли рептилии животными, и как долго ещё мне перебирать весь зоопарк, прежде чем отцу надоест.
- Нет. Самое опасное, злобное, хищное, пакостное, эгоистичное, хитрое и коварное животное - это человек. Когда будешь читать Макиавелли, читай внимательно. Станешь старше, пригодится.
Я вздыхаю. Волки, ягуары и крокодилы кажутся намного более интересными и крутыми, чем какие-то скучные люди. Мне жаль, что они могут уступать этим дурацким людям во всех перечисленных отцом положительных качествах. Кроме того, я сосредоточенно пытаюсь придумать что-нибудь более злобное, опасное и хитрое, чем человек, чтобы поспорить. Но получается плохо.
- Не грусти, - говорит отец. - Пойдем смотреть "Чужого".
Я не грущу. Я думаю - чем же ягуары отличаются от леопардов.

@музыка: Tom Lehrer – Poisoning Pigeons in the Park

@темы: [i'll read you a story], [u knew from the start u could never belong]

22:49 

[I can tell you taste like the sky cause you look like rain]

es ist alles wieder offen
Серые отражения листьев лижут стекла дома напротив.
Покой опять разбился о медные струны бессонницы.
В голове обрывки кораблей из газетной бумаги.

@музыка: Morphine – You Speak My Language

@темы: [suicidal crazed lions], [selling needles]

23:04 

[but I am only what lives inside each and everyone of you]

es ist alles wieder offen
Страницы стонут, но это не стихи,
это дождь.
Ливень теплых слов,
по коже бархатом скользящих.

Дрожа в застывшем напряженьи, серебристые струны исполосовали пространство, и я трогаю их
онемевшими подушечками пальцев,
они звонко вскрикивают в ответ
голосами дребезжащих старых гитар,
голосами над ними надрывно кричащих девчонок и мальчишек с разбросанными волосами,
с налипшими на лицо прядями,
с безумными заячьими сердцами.
Они боятся самих себя,
как параноик боится зайти в ванную без ножа,
как их соседи боятся темноты,
как летние звезды боятся зари,
как ты не боишься никого,
кроме меня,
а я...

@музыка: Charles Manson – Home Is Where You're Happy

@темы: [oh hell], [selling needles], [suicidal crazed lions]

19:57 

[flesh is all I got]

es ist alles wieder offen
Это небо задыхается от яда или я изранил себе глаза безразличными отблесками зарниц?
Сегодняшнюю ночь рвало грозами и реальность содрогалась от напряжения, выгибаясь в коротких ослепительных оргазмах, упуская разряды электричества, освещая улицы мертвенными спазматическими вспышками.
Испуганные деревья трепещут в ожидании новых сумерек. Я кладу голову на сгиб локтя, мечтая никогда не поднимать век вновь.

Характеристики от окружающих "особо одаренный" и "гениальный" лучше звучат, когда ты находишься на пике мегаломании, а не... там, где я.

@музыка: Rolf Trostel – Hoffnung auf Gerechtigkeit

@темы: [oh hell], [i'd just rather shut up and say nothing]

02:10 

[I've got wild staring eyes, I've got amazing powers of observation]

es ist alles wieder offen
No skating, but my head is pretty busy.

Руки, руки разбегаются волнами.
Твои лепестки опадают.
Между пальцами щекочущие созвездия
вспыхивают и скулы сведены
кислым привкусом прикосновений,
солью морской. Погружаясь,
оближи губы.

На вспотевших ладонях отпечатки живого тепла.
Пахнет головокружением,
болезнью, мёдом,
железом.
Оглохший, падаю
в жар,
в раскалённые угли,
в развёрстое жерло вулкана.

Оставляю слюдяной след слюны,
сладость слетает с губ словами,
свечением
изнутри.
С закрытыми глазами
уронить голову.
Where are you?

@музыка: Coil – Where Are You?

@темы: [selling needles], [i'd just rather shut up and say nothing]

23:57 

[but you're not dying]

es ist alles wieder offen
Черный масляный ливень стирает музыку, пауки плетут себе удавки, я ужинаю свинцом и ножами.
Внутри и снаружи - тёмно-синяя вязкая ночь. Тронешь рукой - налипнет на пальцы, сделаешь шаг - провалишься.

@музыка: Infidel?/Castro! – Spiraling

@темы: [suicidal crazed lions]

20:24 

es ist alles wieder offen
Кто расплескал кровь под твоим окном?
Это реальность, крича от боли, вывернулась наизнанку ягодами рябины.
Погано. Купил ещё т1блеток и стиральную машинку; жду улучшений.
Энтропия всегда побеждает. Я всегда остаюсь лежать, пробитый навылет чёрными стёклами.

В моих снах лишь мертвецы. Наяву мои глаза не способны видеть живое даже в тех, кто дышит. Я иссушенный плоский лист церциса.
Немного скверной натуры под прикрытием хороших манер.
Я тот, кто смотрит.
Слушает. Молчит.­­



"…And meanwhile the Galaxy ran through space and left behind those signs old and new and I still hadn’t found mine."
Italo Calvino

@темы: [c], [oh hell], [pain is hilarious], [suicidal crazed lions]

02:53 

[salty leave]

es ist alles wieder offen
Теплое парное молоко в изящном кружеве мягкой и ласковой пены, стоит в тяжелой эмалированной железной кружке на старых досках, и от них запах - внутри все кружится, какой от них запах, упасть бы рядом замертво, и чтобы ничего больше в жизни не знать, потому что лучше с тобой уже ничего не случится. Ничего лучше этих старых, выпитых досуха солнцем досок, от которых веет песком и надежностью. Ничего лучше тяжелой кружки, оставляющей на губах кисловатый привкус железа, и ощущение неровности облупившейся эмали. Ничего лучше этого пышного молочного облака, подаренного тебе ранним утром, когда воздух настолько свеж, что все кажется пронзительным, прозрачным и важным.
Топленое молоко, пастеризованное, утоляющее жажду, гладко скользящее внутрь - обволакивает, наливает силами. Распахиваешь холодильник, и тебя сразу окатывает волной волшебной прохлады. Как снег густое, как снег холодное, как снег укрывает большими белыми лапами.
Молоко в кофе, крепком, без подсластителей - чтобы ударило в голову, чтобы кровь свободно забегала, прекратив вонзать в тебя зубы. Чтобы обожгло, чтобы все внутри запело от огня, чтобы молоко заострило сталь, вспарывающую твое горло, чтобы не было на ней неровностей, ржавчины и засечек - чтобы как в масло раскаленным ножом.
Молоко в какао и горячем шоколаде - расслабляющий ужин, сладости, молочный шоколад, печенья. Растаяли во рту, подарили ощущение сытости, уюта, довольства, полноценно завершенного дня. Гармония мира, вспышки вкусов, всплески комфорта, убаюкивающее спокойствие неторопливой трапезы.
Вещи, которые мне нравятся в этом мире? Молоко.
Залить им голову, чтобы затошнило.

@музыка: Dead Can Dance – Kiko

@темы: [selling needles], [oh hell]

02:52 

[I know better]

es ist alles wieder offen
Я с детства думаю о том, что я бы запретил размещать изображения еды там, где не занимаются напрямую распространением еды или полезной информацией о её приготовлении и свойствах продуктов, потому что еду надо блять есть, а не смотреть на неё. Что за извращенность и непередаваемая жестокость вынуждают людей еду фотографировать и размещать в интернете? Или использовать для оформления интерьеров и предметов личного пользования. Хочешь похвастаться брелком в виде тортика? Лучше похвастайся своей щедростью и угости тортом. Какого чёрта показывать окружающим еду, которую они не могут съесть.
В детстве, отдыхая у бабушки в деревне, я не выдержал и спросил её:
- Зачем у тебя на стене висят постеры с пирожными, если ты ими нас никогда не кормишь?
- Для аппетита! Смотришь - и слюна выделяется, живот еды просит!
- Но у меня появляется аппетит на пирожные, а не на огурцы. Когда у нас будут пирожные? Корми нас пирожными, раз ты заставляешь мой аппетит на пирожные пробуждаться.
- ...потом как-нибудь.
Она усовестилась и скрафтила пирожных? Или приобрела их? Нет, она так и умерла, не разбаловав меня сладостями. Свои конфеты и печенья от диабета она прятала и запрещала к ним прикасаться, как будто не догадываясь, что это бесполезно, что я все равно буду их брать, когда она не видит.
- Это мои конфеты и печенья!
- Но ребенок здесь я! Конфеты и печенья должны быть моими. Ты уже взрослая.
Она в слёзы, как обычно.
Жадничать плохо.

@музыка: Blancmange – Concentration Baby

@темы: [i'll read you a story]

21:53 

[o rose, thou art sick]

es ist alles wieder offen
Когда я хотел что-то романтизировать, я обычно романтизировал твои пальцы.

Не за какие-то специфические особенности внешнего вида; за символьно-образное насыщение, за воображаемые ощущения прикосновений к ним, за скольжение кожи, приторно щекочущее электричество. Белые пальцы, потому что мое воображение не богато на краски; пальцы-пальчики, пропускать через себя, обволакивать руками, внутренней стороной, внешней, интимные стороны между самими пальцами, которых обычно не касаются посторонние объекты. Ногти - кончиками пальцев гладить, давить, вжимать в кожу, разлетевшуюся перьями. Тонкие ручьи сочленений фаланг, спутанные нити линий ладони. Разбегаются под моими нервными окончаниями. Сжать твою кисть, выдавить виноградный сок ощущений, растереть по запястью.

@музыка: Coil – Love's Secret Domain

@темы: [i'd just rather shut up and say nothing], [selling needles]

21:50 

[darling come quick you can see our house from here]

es ist alles wieder offen
читать дальше
Нет смысла продолжать специально об этом думать, потому что я не прихожу ни к чему уже очень давно.

@темы: [u knew from the start u could never belong], [i'd just rather shut up and say nothing]

21:47 

[hell knows it won't be the first time]

es ist alles wieder offen
Мне кажется, я - мертвяк
Лежащий у кромки моря
Где волны целуют берег
О чем-то негромко споря

Мне кажется, я - ветряк
Под тяжким свинцовым небом
Ласкаю его руками
Безглазый, играюсь слепо

Мне кажется, я проиграл
Бессильно вытянул случай
Дождаться конца вселенной
На этой полоске суши

@музыка: Muse - Please Let Me

@темы: [selling needles], [oh hell], [i'd just rather shut up and say nothing]

03:48 

[these vegetables are suicidal/it seems concussion suits you]

es ist alles wieder offen
читать дальше
Все поверхности были тесно оклеены текстовым и графическим мусором. Мы находились в окружении тысяч надписей, мириадов мельтешащих букв, сливающихся в бесформенную информационную кашу. Именинница ласкала животом шест, взобравшись на барную стойку; крепкий бородач мял тоненькую, похожую на нимфетку девчонку в короткой черной юбке, сетчатых колготках и джинсовой куртке. Незнакомые ребята массировали джойстики, уставившись в огромный гипнотический глаз экрана, зависший у входа. Их подбадривал горбатый невысокий уродец со слишком, слишком, слишком короткой шеей. Как ни странно, накачанный уродец. И дружелюбный, что вызывало расположение и желание оказаться подальше - одной своей непосредственностью. Успехи в сотворении иллюзии нормальности могли быть оценены по достоинству только если б его телосложение не было настолько вопиюще непропорциональным.
Стояла летняя ночь; я пил фруктовый чай. Фруктовый - значит напичканный фруктами. В кипятке тонули кусочки яблока, манго, ананаса, малины, черт знает чего ещё... И специи. Довершал натюрморт ломтик лимона, которым бармен короновал мой стакан после свершения кулинарного ритуала по заливке водой этого фруктового салата.
Бармен выглядел в точности как мой напиток - разобщенным унылым юношей с красивым лицом, похожим на пару лет не стиранную измятую рубашку пьяного реднека. Что творец, что творение. Задумка хороша, реализация не удалась.
Я старался занять свое внимание, но внимание скучало. Изломанные еловые ветви в теле, как обычно, впивались в меня изнутри, рвали плоть.
Молодые люди напротив экрана были крайне поглощены своим занятием и выглядели увлеченными. Я тоже обратился к созерцанию. К сожалению, обычная гонка не воодушевляла и не скрашивала реальность.
Но после окончания раунда я понял, что не понимаю смысла возникающих на экране надписей.
Я не мог читать.

@музыка: Coil – Paranoid Inlay

@темы: [u knew from the start u could never belong], [I'll read you a story]

inquisito de articulis fidel

главная