15:20 

[~~~1]

peterwiggin
es ist alles wieder offen
Мы с Анджеем зашли в офис около обеда, забрать вещи.
Ирина плакала. Она выложила в сеть сделанные ею снимки. В спроектированных не ею, фоновых зданиях, какой-то шутник углядел фаллический символизм и теперь Ирина получала на почту череду криво отрисованных в пэйнте пенисов. Я подумал, что все дело не в зданиях, а в ссоре Ирины с несколькими скандальными и гиперактивными друзьями.
- Сейчас мы их проучим, - заявил Анджей и посмотрел на меня. – Собирайся быстрее!
«Тролли» нынче пошли странные – нашлись четыре человека с фотографиями на страницах, с географическими отметками и честно заполненными анкетами. На них Анджей и нацелился. На время он с головой ушел в сеть, а вынырнул уже с точными адресами.
Я осторожно утешал Ирину, а она угощала меня чаем с лимоном.
- В интернет больше не выходите сегодня, - попросил Анджей. – И родственников всех тоже попросите.
Ирина задавала вопросы, но Анджею уже недосуг было на них отвечать – он метался по офису и сметал, что мог, в спортивную сумку – наши кружки, плохо лежащую бумагу для принтера, мой декор рабочего стола.
По первому адресу нам открыла снулая девушка в длинном халате.
- Мы… - начал Анджей.
Но девушка глянула на нас безразлично и отошла.
- Сашка, это к тебе!
Мы тихонько вошли, притворив за собой дверь.
В прихожей было пыльно, тускло и хотелось зевать.
- Куда? – спросил я девушку. Она неопределенно махнула рукой. Я ничего не понял, но кивнул. Анджей сунулся в первую же дверь.
Угадал. В небольшой комнате сонного вида, лежал на потрепанном диване, опираясь спиной на подушки, мужчина средних лет и полного телосложения. Лицо его выражало скуку и муку. Почему-то мне стало его жаль.
Анджей материализовался в комнате, просочившись мимо застывшего меня и весьма настойчиво о себе заявил.
- Почему ты девушке рисуешь мерзость всякую? – Анджей начал разговор на повышенных тонах. Я закрыл дверь и дернул его за воротник.
- Тише, соседей не пугай.
Анджей бросил на меня непонимающий взгляд. Мне показалось, будто он вообще не помнит, что есть на свете такое явление как «соседи». Анджей хотел что-то ответить мне, но тут со стороны дивана раздались странные звуки. Мы повернулись.
- Пугайте соседей, им полезно, - пробулькал мужчина на диване.
- Ты почему рисуешь людям гадости? – спросил Анджей, слегка сбитый с толку странным, инопланетным голосом хозяина комнаты.
- Почему же гадости? – Сашка пошевелил головой, сидящей на толстой складчатой шее. – Здоровое человеческое тело – это прекрасно.
- Зубы не заговаривай, - злобно сказал Анджей. – Думать надо головой, что и кому отправляешь! Как извиняться будешь перед девушкой?
Мужчина забулькал. Кажется, этими звуками являл себя смех.
Получая в качестве ответов булькающие звуки, Анджей терялся и утрачивал в беседе инициативу.
- Я думаю, девушка ваша не в первый раз в жизни увидела пенис, - сообщил лежащий на диване.
Анджей покраснел и опять замешкался.
- Что вам не нравится? – спросил мужчина. – Вы в первый раз в интернет вышли? Или, может, хотите показать себя мужчиной, пенис мне отрезать и девушке в качестве трофея принести?
Анджей задохнулся.
- Не думаю, что ей такое понравится, - продолжил мужчина. – Тем более что пенис у меня недостаточно красивый для подарка даме. Я болею. Показать?
Шокированные от того, куда нас занесла беседа, мы уставились на собеседника во все глаза, не в силах поверить в происходящее. Спохватились, только когда тот зашуршал спортивными штанами. Вскинули руки перед лицами, недовольно и сдавленно ругаясь.
- А зря, многое теряете, - сообщил нам тролль. – Врач сказал – очень интересное с медицинской точки зрения явление.
Так как я все же хотел отыскать в новом знакомом удивительную патологию, я украдкой кинул взгляд сквозь неплотно сложенные руки. Вздрогнул. И сразу за этим услышал, как вскрикивает Анджей.
А наш новый знакомый имел патологию чрезвычайно выраженную. Мало того, что его агрегат был ядовито-зеленым – он, раздваиваясь у основания, был ещё и покрыт неприятного вида грибком.
- Что с вами? – от удивления Анджей сделался тих и вежлив.
- Я таких слов не выговорю, - сообщил тролль, влюбленно себя разглядывая.
Анджей посмотрел на меня, взял за плечи и отвернул от дивана.
- Мы пойдем, - сообщил он, не глядя на диван. – Если ещё раз увидим в интернете твое творчество – придем уже с битами.
- Приходите, - отозвались со стороны дивана. – Чаю попьем.
Из квартиры мы выскочили, чуть не сбив с ног девушку в халате, проплывающую через коридор.
По лестнице скатывались молча.
- Пойдем к следующему, - решительно сказал Анджей на улице. Я хотел возразить, но почувствовал бессилие и позволил себя увлечь.
Следующим в списке значился Арнольд Васильевич. Он открыл дверь лично и выжидающе уставился на нас.
Анджей, уже оправившийся от встречи с Сашкой, тут же поставил ногу на порог и вдавил себя в квартиру. Сделать это было несложно, так как Арнольд был невысок, худощав и растерянно блестел глазами из-под линз в палец толщиной.
- Ну, рассказывай, негодяй, - сказал Анджей, возвышаясь над Арнольдом. – Как ты дошел до жизни такой?
- Я не знаю, о чем вы, - тонко и резко ответил Арнольд, переминаясь с ноги на ногу, словно желая встать на цыпочки и сравняться с Анджеем ростом.
- Зачем ты девушкам мерзость всякую шлёшь? – спросил Анджей. – Что ты за недоразумение?
- Не мерзость, а искусство, - сообщил Арнольд. – Они должны быть благодарны.
- Может, ты тоже это, компенсируешь? – Спросил Анджей.
- Ч-чего? – Голос Арнольда становился все истеричнее.
- Пенисуальные проблемы.
- Что?
- Говорю, родился ты небось инвалидом ниже пояса. Теперь мстишь всему миру.
- Ниже пояса у меня все нормально, - сказал Арнольд и прибавил с вызовом. - Показать?
Я замахал руками, но Анджей пихнул меня в плечо.
- Покажи, - напряженно согласился он.
Арнольд слегка растерялся.
- Бить будете, - удрученно сказал он.
- Будем, - ответил Анджей.
Стянувший штаны Арнольд явил нам картину печальную, отвратительную, но уже знакомую – из нижней части туловища тролля произрастало четыре зеленоватых отростка, густо покрытых грибком.
Меня затошнило.
Толик, как и Сашка, жил не один. Дверь нам открыла седоватая всклокоченная дама в пальто и одном сапоге. Услышав, что нам к Толику, она молча впустила нас, опустилась на скамейку и продолжила обуваться.
Толик тоже очень быстро снял джинсы.
- Взрыв подземного газа, - заявил он горделиво. – Авария на производстве.
Помутившийся, я видел зеленую поросль леса и высыпавшие после дождя грибы.
Четвертый, Армин, ответил коротко:
- Мутация.
И больше ничего конкретного мы из него выдавить не смогли.
Выходя от него, я неловко схватился за стену. Анджей расстроенно дул на кулаки. Каждому из наших собеседников он давал на всякий случай по челюсти, перед этим старательно объясняя, чем именно они это заслужили и почему должны принять наказание с почтением и смирением. Я в это время писал с их аккаунтов угрозы Ирине и похабные предложения её десятилетней дочери, подражая чужой орфографии.
- Пойдете в полицию – потребуем показать, как плохо вы себя вели в онлайнах, - сообщал Анджей и смахивал с клавиатур и гаджетов мои отпечатки. – Вам же хуже будет.
Я не был уверен, что все пройдет так гладко, как Анджей расписывает, но тролли, кажется, были рады, что легко отделались.
На улице Анджей зашел на пару городских форумов и спросил, нет ли какой эпидемии, заставляющей людей зеленеть ниже пояса и покрываться грибком, не взрывались ли поблизости какие заводы. Я чувствовал себя неуютно.
Ответов приходило мало. Однако, помимо насмешек и советов, Анджей по итогам переписки получил письмо с предложением зайти по незнакомому адресу. Дочитав послание, он резво подскочил и завертел головой.
- Что с тобой? – спросил я.
- Дрын ищу, - деловито ответил Анджей.- Сейчас в гости поедем.
Путь в гости занял около часа, потому что Анджея в какой-то момент высадили вместе с его дрыном из общественного транспорта.
Дом нашли сразу, серый многоквартирный кирпич угрожающего вида. Квартиру – тоже. Инструкции на почте были ясными и конкретными.
В коридоре искомой квартиры на нас уставился маленький сморщенный человечек. Я прищурился, чтобы лучше разглядеть его.
Засаленный костюм на старичке сидел криво, рваные тапочки – ещё хуже. Но взгляд горел так, что я невольно вытер выступившие слезы – показалось, будто старик мне глаза обжёг.
- Проходите в комнату.
Анджей неловко завертел своей дубиной.
- Поставьте в угол.
Зайдя в комнату из маленького темного коридора, я на время ослеп. Лишенные занавесок окна окатывали помещение ровным безжизненным светом пасмурного дня, нисходящим на город сквозь матовые зимние облака. В этом неудачном освещении беспорядочно разбросанные по комнате книги и журналы выглядели признаком бессилия и затянувшейся болезни.
- У вас Зеркала Шюца испортились, - сообщил старичок. – Хорошо, что я на вас так быстро наткнулся. Хорошая у меня привычка – следить за жизнью города.
- И много свободного времени, - задумчиво сказал Анджей. Старичок посмотрел на него и пожевал губы.
- О каких зеркалах вы говорите? – поспешно спросил я.
Старичок подошел, вытянул узловатые пальцы и постучал по моему лбу. Что-то зашумело, загудело, отворилось – и в руках у старичка оказалось несколько маленьких черных параллелепипедов в сплетении проводов.
- Это Зеркало Шюца, - ласково сказал старичок. – Голову прикрой, продует…
Я, пребывая в смятении и тумане, нащупал свой разверстый лоб. Анджей глянул на меня, поднял руку и резко хлопнул по лбу. Раздался щелчок. Я почувствовал себя немного лучше.
- Зеркало Шюца устроено таким образом, чтобы ловить на себя потоки ваших новых впечатлений и наслаивать их на впечатления старые. Вот по этим проводам на зеркало поступают старые, уже немного осмысленные, впечатления из глубин вашей памяти. А по этим – новые, от органов чувств…
- А где зеркало? – спросил Анджей.
Старичок запнулся, уставился на Анджея бессмысленно и немного растерянно, словно с ним внезапно заговорил комод. Но через пару секунд взгляд его снова сфокусировался и он проговорил с выражением бескрайнего презрения:
- Зеркала внутри.
- Внутри чего? – Не понял Анджей.
- Внутри коробочек, - ответил я и посмотрел на Анджея умоляющим взглядом. Мне не хотелось, чтобы старик замкнулся и перестал разговаривать. – А куда отправляются приготовленные в зеркалах, слоеные впечатления?
- На анализатор, конечно же, - высокомерно сказал старик, неприязненно поглядывая на Анджея. Анджей увлеченно разглядывал коробочки, не замечая никаких взглядов.
Я понял, что, и в самом деле, деваться впечатлениям больше некуда. Только на анализатор.
- Это разработка Советов, - сказал старик, примирившись с несовершенством мира и Анджея в частности. – Чтобы управлять мнением людей, необходимо было понять – как эти мнения формируются.
Анджей среагировал раньше, чем я успел раскрыть рот.
- Что-то ты ерунду говоришь, - сообщил Анджей. Старик позеленел от злости. – Впечатления наслаиваются друг на друга в Зеркале Шюца, а Зеркало Шюца изобретено при советской власти. Как же мнения формировались у людей до этого?
- Изобретен был метод материализовать Зеркало Шюца. С целью изучения, - сказал старик, расстегивая верхние пуговицы на воротнике и делая глубокие вдохи в паузах между предложениями. – То, что вы видите Зеркало Шюца в таком виде – возможно лишь потому, что советскими учеными были внесены изменения в конструкцию Зеркал. Житель Австралии ничего подобного не увидит. Никаких… коробочек.
- Но я вижу перед собой Зеркало, хоть вы его из меня и вытащили, - сказал я. – И формирую мнения.
- У вас в голове таких по два комплекта. Этот покрупнее, новый. Есть ещё один старый и совсем примитивный. Это с его помощью ты сейчас видишь.
Старичок помолчал.
- То, что мы видим глазами, проходит через систему отражений в Зеркале Шюца, сталкиваясь с тем, что мы помним. Рассказывайте подробности.
Мы рассказали. Старичок опустился в низкое облезлое кресло, прямо на груду бумаг. Мы стояли перед ним, как отвечающие урок школьники, а он делался все злее и злее с развитием нашей истории.
- По вашему мнению, писать и рисовать подобные гадости могут только твари особенно мерзкие, зеленые сетевые тролли. – Заговорил он. – А то, что исказились именно гениталии – типично для вашего общества. Вы отождествляете личности людей с их гениталиями. Если человек вам неприятен – таким как вы, сразу хочется предположить его проблемы в сексуальной сфере.
- А на самом деле все проблемы в сфере Крайтона, - мрачно попытался пошутить Анджей.
- Молчи, паяц. Все у вас в головах крутится вокруг паха, и не пытайтесь сделать вид, что это не так. Проблема, с которой вы пришли, вас красочно характеризует. У таких, как вы, все всегда по одним схемам. Угрожает – компенсирует маленький член, - Анджей хмыкнул, услышав эти слова. - Говорит гадости – компенсирует эректильную дисфункцию, страдает – женщина… Все всегда объясняется через это место. А что все же не объясняется – объяснится через сфинктер.
- Мы какие-то озабоченные в вашем описании, - сказал я.
- А вы и есть озабоченные. Не вы одни, - голос старичка горестно исказился и он раздраженно взмахнул рукой.
- Вот так и выходит, что маленькая неполадка заставила вас видеть не прекрасных драконов в небе, а гадость всякую. О чем думали – то и увидели.
- Звучит как шизофрения какая-то, - сказал Анджей.
- Шизофрения… Вы вообще уверены, что друга, которого вы помчались спасать, зовут Ирина, а не Игорь? Учитывая неполадку в ваших Зеркалах, вы запросто могли наклеить на него женскую роль, так как почувствовали себя благородными рыцарями, спасителями угнетенных, - старичок засмеялся, - дев…
Мы не ответили.
- Зеркала разладились, - продолжал старик. – Я вам их, конечно, починю. Вам со мной очень повезло. Но история неприятная. Не нравитесь вы мне.
- А как мы их так повредили? Видели-то мы одно и то же.
- Дурное дело нехитрое, - старичок не имел никакого желания рассуждать об этом, - слишком много возможностей. Попали под одно и то же влияние, повлияли друг на друга… Поддерживали неполадку друг в друге, закрепляя нарушение…
- Но если бы вы на нас не наткнулись, мы бы так и жили с этим нарушением. А если бы вы не рассказали про Зеркала… Ведь вам уже ничего не будет угрожать за распространение этой информации? Что, если рассказывать о ней анонимно, но среди широких масс?
- Это бессмысленно, - старичок печально покачал головой. – Люди поверят во что угодно, но только не в ошибочность своих эмоциональных оценок.
- А если им всем вывести зеркала из строя? – спросил я.
Старичок вздохнул.
- Меня в вашей истории больше удивляет, что каждый встречный интернет-тролль был готов в любой момент стянуть штаны перед незнакомцами. Это ведь тоже… симптом.
Я молча кивнул. Длинная череда эксгибиционистов-му­тантов меня утомила.
- Симптом чего? – спросил Анджей. – Было бы чего стесняться! Хотите, я вам свой агрегат покажу?

@темы: [between the razors and the hooks], [i'll read you a story]

URL
   

inquisito de articulis fidel

главная